ЗонаФимыЖиганца Личный сайт Александра Сидорова




Брательник миллионщика

НОВИЧОК ВОШЕЛ В ПОМЕЩЕНИЕ ОТРЯДА, как английский принц в дешёвую ночлежку. Огляделся, покачал головой и гордо проследовал к спальному месту, которое ему определил старший дневальный. Место его не удовлетворило.
- Милейший! - жестом подозвал он старшину. - Мне бы хотелось что-нибудь у окна.
-А тебе не хотелось бы что-нибудь у параши? - зло оборвал старшина - суровое существо из архангельских краёв, тяжёлый взгляд которого весил около полутонны. - Ещё раз услышу про «милейшего» - и будешь кукарекать на насесте!
(В зоне излишняя вежливость считается признаком дурного тона; здесь, например, даже не принято употреблять слово «спасибо» - обычно говорят «благодарю», «благодарствую». Хотя насчёт «опетушения» – это уж дневальный жути нагнал для понту).
«Принц» пожал плечами и принялся рыться в своём бауле. Он выудил со дна мешка какой-то листок и стал прилаживать к стене.
-Эй, клоун! - загрохотал грозный голос дневального. - Тебе кто позволил на стену всякую хрень лепить?!
-Если мне не изменяет зрение, - с достоинством ответствовал незнакомец, - я вижу здесь немало фотографий и репродукций, висящих над кроватями.
-У нас слишком глазастым шнифты выдавливают! Я здесь решаю, что можно, что нельзя. Вот что ты удумал наклеить?
-Фотографию брата...
-Ты бы ещё впёр фотографию нашего «кума»! А ну... Рожа знакомая; я с ним на этапе не встречался?
-Вряд ли. Скорее, вы знакомы заочно.
«Аристократ» протянул старшине пачку чая, и тот увидел на ней ту же лысоватую улыбчивую физиономию, что на фото. А крупными буквами было пропечатано - «ДОВГАНЬ».
-Не понял юмора, - наморщил лоб старшина. - У тебя что, Довгань брательник?
-Позвольте представиться - Борис Довгань.
В пуленепробиваемой черепушке старшего дневального что-то щёлкнуло, вспыхнуло и задымилось. Он припомнил, что фамилия новичка (которую ему называл начальник отряда) - точно Довгань. И как он мог пропустить это мимо ушей? Вскоре фото известного предпринимателя висело над кроватью, стоявшей у окна...
ПРИБЫТИЕ В ОТРЯД БОРИСА ДОВГАНЯ внесло в арестантскую жизнь свежую струю.
-Звиздит он, как Троцкий! - отмахивались скептики. - Что, Довгань своего брата не отмазал бы?
-Не фиг, не фиг, - возражали остальные. - Бывают обстоятельства...
Арестантский народ может не верить ни в Бога, ни в чёрта, но твёрдо знает: «бывают обстоятельства»... За эту фразу осуждённые держатся, как утопающий за соломинку. Она служит оправданием любых их «косяков». Сельский врач спас человеку жизнь - а тот стащил у него сапоги. Мужик по пьяне зарезал собутыльников и поджёг собственный дом. Молодой шпанёнок влез в аптеку, обглотался «колёс», заторчал и уснул, а утром его разбудили менты. Бывают обстоятельства... И тот, кто осмелится спорить с этим, рискует навлечь на себя гнев всего арестантского братства: нельзя покушаться на святое!
Но дело не только в «обстоятельствах». Манера держаться, внешность Бори Довганя исключали возможность обмана. О своих отношениях с братом, о подробностях дела, которое довело его до лагерных нар, Боря рассказывал неохотно, лишь когда к нему очень приставали. А приставали постоянно: не у всякого братан размножен и на водке, и на чае, и на чипсах!
-Не вправе я вам рассказывать всех подробностей, - мягко втолковывал Довгань. - Знаете же, по какой статье сижу? «Присвоение или растрата». Экономика - материя тонкая. В условиях нашего дикого рынка невозможно хозяйствовать честно! Власть сама толкает предпринимателя на преступления.
Зэки кивали головами. Ясен перец, сама! Кто ж ещё? Да взять хоть любого из них... А Боря развивал мысль:
-Во время одной финансовой операции брат попал в сложную ситуацию: всплыли подробности, которые заинтересовали налоговую полицию. Речь шла о десятках миллионов долларов...
По бараку пронёсся одобрительный гул. Зэк любит рассказы о красивой жизни, виллах в Майами, длинноногих «шмарах», рулетке в Монте-Карло... Брать, так миллион, иметь, так королеву!
-Дело было на контроле в Кремле. Я в это время возглавлял одну из фирм Владимира и сказал брату, что возьму вину на себя. Он - голова, ему продолжать семейный бизнес, а я как-нибудь пересижу. На том и порешили. Впрочем, брат не оставляет меня в беде. В предыдущей колонии были у меня и импортные колбасы, и кофе, и шоколад, и осетрина…
-А за что тебя перекинули?
-Когда со свободы приходят такие передачи, для одного человека этого слишком много. И многое я раздавал. Активистам это не нравилось. Стали требовать, чтобы излишки я отдавал в какой-то фонд, а они будут распределять сами. Но с какой стати кто-то будет распоряжаться моей собственностью? Тогда актив стал устраивать мне провокации, писать рапорты по поводу расстёгнутой пуговицы... Вскоре я оказался в глазах администрации каким-то монстром, и от меня решили избавиться, направив сюда. Так быстро перебросили, что брат пока не в курсе.
Понятно, что Боре Довганю готов был помочь каждый. Арестанты бились за честь «подогреть» родственника известного коммерсанта! Боря принимал дары нехотя: ну что вы, зачем отрывать от себя... Однако ни одна «семья» не садилась почифирить или приколоться хавкой, не пригласив Довганя. Работой по вязанию овощных мешков Боря не занимался: нарядчики писали на него норму выработки («свои люди - сочтёмся!»); Борино бельё стиралось в прачечной отдельно и гладилось, как для принца датского; роба и брюки были подогнаны по спецзаказу местным портным дядей Сёмой и сидели на Довгане, как фрачная пара.
Так продолжалось несколько месяцев. А шикарные «дачки» с воли от миллионщика всё не шли. Не то чтобы это очень беспокоило арестантский народ, но всё-таки - чего он телится, брательник? Боря объяснял: гнусные происки ментов...
Однажды в воскресный день, когда Боря Довгань вместе со всеми пошёл смотреть футбольный матч на первенство зоны между командами третьего и пятого отрядов, в его собственный отряд наведался колонистский почтальон Петя Грыжа.
- Фу, еле добрался на второй этаж, с моёй-то грыжею. Есть тут у вас такой - Довга/рь? Письмо ему пришло.
- Ты, кажись, дед, рамсы попутал. Никаких Довгарей у нас сроду не было. Дай секануть... А, наверно, нашему коммерсанту! Брательник с радости не ту букву написал. Нужно - Довганю, а он - Довгарю. Нажрался на презентации, вот и чирикнул не то с бодуна. Лады, отец, всё в норме, винти отседа по-тихому, грыжу свою драгоценную не расплескай.
В жилой секции ошивалось только двое - шнырь Гоша и дневальный Кузнецов, который первым встретил Борю в отряде.
-Слышь, Кузнец, - заметил Гоша, наблюдая, как старший дневальный вертит в руке конверт. - Мрачный какой-то факт. С чего вдруг этот чайный барон собственную фамилию перепутал? Давай позырим, чего Вовчик Боре пишет.
-А хуля нам? - согласился Кузнец. - Всё одно цензор конверт раскоцал. И потом: може, это и не нашему Довганю малявка. Може, в другом отряде какой-то Довгарь кантуется.
Оба арестанта забились в угол, как парочка голубков, и шнырь забубнил:
«Здравствуй, Боря.
Извини, что долго не писали. Пока адрес твой новый узнали, пока собрались... И что писать, Боря? Ты нас оставил в таком положении, что не знаем, как из него выпутаться. Ты пишешь, почему мы так редко шлём посылки. А ты подумал, с чего нам их собирать? Надо было подумать. Да не сейчас, а когда ты занимался махинациями с квартирами, собирал деньги и «кидал» людей. Где же все эти деньги, Боря? Народ к нам ходит и требует. Говорят, хоть квартиру продавайте, хоть последнее снимайте. Вы ему жена и мать, значит, он с вами делился. А ведь ты гроша в дом не принёс! Теперь фамилия Довгарь по всему городу прогремела, только от такой славы хочется по углам прятаться. И никто не верит, что живём, считая копейки. Эх, Боря, Боря...»
- Эх, Боря, Боря, - злорадно повторил Гоша, потирая влажные ручонки. - Хороший ты парень был, Боря. Поглядим, будешь ли ты такой же хорошей девочкой...
Как выяснилось позже в ходе громкой зэковской разборки, фамилию Бори Довгаря неправильно записали ещё в следственном изоляторе. Чем он не преминул воспользоваться в предыдущей колонии, водя за нос доверчивый арестантский люд. А когда запахло жареным, успел вовремя соскочить. На новом месте «коммерсанту» не так повезло. В тот же вечер Боря переехал с козырной койки поближе к параше - как и обещал вначале старший дневальный...

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.4 (14 голосов)



Все о жизни в тюрьме

Создание сайтов и онлайн-магазинов