ЗонаФимыЖиганца Личный сайт Александра Сидорова




Членовредители

Проблемы сексуально озабоченных мужчин


Секреты тюремных косметологов


Быт тюремный да лагерный, долгая жизнь в изоляции от женского пола странным образом действуют на изобретательный мозг некоторых арестантов. Не зря говорил мудрый Зигмунд Фрейд, что всеми нашими мыслями движет сексуальный инстинкт. И инстинкт этот наталкивает людей на мысли самые причудливые.
Так уж получается, что именно за «колючкой» люди вдруг начинают обращать особое внимание на свои мужские достоинства (не путать с мужским достоинством - это из другой оперы!). Речь идёт о мужских гениталиях - тех самых штучках, которыми по капризу природы сильный пол отличается от слабого. В местах лишения свободы на эти причуды существует даже особая мода. То есть, казалось бы, против натуры не попрёшь: что от рождения дано, то и придётся носить до смерти. Да на воле как-то и недосуг задумываться над подобными проблемами. Не то - в «зоне». Здесь времени для размышлений много. И вот однажды не в меру любознательный арестант узнаёт, что он может, оказывается, увеличить свою мужскую потенцию, сделать себя маленьким гигантом большого секса. Разумеется, если ты в половом вопросе не чувствуешь себя особо ущемлённым, подобного рода информация вызовет только лёгкое любопытство. Ну а если, к примеру, в сексуальном отношении мужчина «недорабатывает», тянет где-нибудь «на троечку»? По вольной жизни стыдно как-то было к врачам обращаться, носил свою беду в себе, в журнальчиках рецепты выписывал... А тут к нему доброхоты подкатывают: кузьмич, никаких вопросов! Только доверься - и все бабы твои! Не ты первый. не ты последний! Даже найдут человека, который уже подвергался интимной «операции», и тот с готовностью вывалит и продемонстрирует своё «хозяйство».
Нет, зоновские «хирурги» (правильнее писать - «херурги») не удлиняют фаллос, не делают его толще. Но кое-что подвластно и их ловким рукам. В основном все работы сводятся к вживлению в мужской половой член различных инородных предметов. Зато уж здесь нет предела фантазии человеческой!
Но не будем претендовать на роль первооткрывателей этой страницы зоновской жизни. Змечательное описание «херургической операции» даёт Игорь Губерман в своих мемуарах «Прогулки вокруг барака»:
«...Наша камера-осуждёнка превратилась в хирургическую палату. Операцию делали себе человек двадцать, такое поветрие, как зараза, охватывает молодых, - операция делалась уникальная... Слово «спутник» витало в те дни в камере, и о спутниках были все наши разговоры. Только здесь это означало не космический аппарат, а пластмассовый шарик (точнее, большую фасолину из пластмассы), вживляемый в член для усугубления ощущений партнёрши... Спутник вживлялся не один, а две-три такие фасолины делали член скорее орудием пытки, чем наслаждения, и двое в нашей камере, у которых уже давно были спутники, в сотый раз рассказывали, как сладостно кричали их подруги.
...Всё начали готовить ещё вечером. В большом грязно-буром куске хозяйственного мыла аккуратно вырезается небольшое отверстие. Ножом служит черенок заранее украденной алюминиевой ложки - он заточен о бетонный пол до полной похожести на скальпель... Далее над этой ямкой, проделанной в куске мыла, плавится на спичке целлофановый пакет. Издавая мерзкий запах, частично сгорая, он чёрно-бурыми каплями льётся, заполняя отверстие и застывая в нём. Тут кусок мыла разрезается, вытаскивается образовавшийся твёрдый сгусток, и его долго-долго шлифуют о тот же бетонный пол камеры. Доводя до вида большой и гладкой фасолины. Есть любители, которым кажется мал этот размер, тогда изготавливается фасолина размером с жёлудь. Спутник готов, теперь его будут запускать. Существует здесь откуда-то взявшаяся убеждённость, что что раны от острых режущих орудий заживают медленнее и хуже, поэтому бритва, хоть и есть она обычно в камере, для операции не годится - надрез должен быть рваным и неровным. Поэтому употребляется ручка от зубной щётки, обточенная о тот же пол... Доброволец, идущий на эту косметическую операцию (просто не знаю, как её назвать по-другому), кладёт свой член на стол, за которым камера обычно ест, и двумя пальцами оттягивает кожу у основания головки. Эксперт по спутникам наставляет острие ручки зубной щётки и сильно бьёт сверху... Ручка щётки должна пробить кожу и воткнуться в стол - высший класс операции, когда её вытаскивают с трудом. От удара доброволец охает, закусив губу (вскрикивать неудобно, очень ведь мужская операция), бледнеет, но покорно смотрит, как эксперт-оператор, не обращая внимания на кровь, быстро и ловко заталкивает в образовавшуюся рваную щель заготовленную фасолину-спутник... Далее рану посыпают истолчённой таблеткой стрептоцида (если он есть) и перевязывают подручной тряпкой (чаще всего это разорванная на полосы майка. Первую ночь обычно кряхтит, ворочается, часто стонет во сне. Дня через три-четыре (молодость есть молодость)уже моется со всеми в бане, горделиво демонстрируя любопытным свою новую сокровенную деталь. Некоторые вживляют по три штуки, симметрично располагая их вокруг члена, и ожерелье такое всегда внушает новичкам уважение. Интересно, что случаев заражения я не видел ни одного, разве что у двоих фасолины эти в процессе заживления просто вывалились из надреза...».
Вот такая, в общих чертах, операция. Правда, Губерман отбывал наказание в середине 70-х годов, и за это время «лагерная херургия» шагала вперёд семимильными шагами. Так что мне придётся уточнить и дополнить Игоря Марковича. В настоящее время «косметологи» в зэковских робах предлагают целый комплекс «имплантантов». Первый - это уже знакомые нам «спутники» (на Юге более распространено название «шарошки»). Второй - «чебурашки»: в фаллос вживляются специальные «ушки». В отличие от «спутников»-«шарошек», вращающихся вокруг оси крайней плоти (отсюда и название), «ушки» неподвижны. Весь сложный процесс вживления мне, к сожалению, неизвестен. Но среди зэков ходят байки, что к члену даже «присобачиваются»... уши летучих мышей! Это, скорее всего, лагерная «параша», но вы можете составить представление об арестантской изобретательности... Третье - «кольца»: они образуются вокруг головки члена путём впрыскивания под кожу парафина - ну, по принципу силиконовых грудей; на Западе, наверное, ещё не дотумкали до своего силикона, когда наш отечественный зэк уже проводил уникальные операции! Четвёртое - «шпалы»: на сей раз под кожу вживляют не шарики или фасолины, а продолговатые имплантанты, напоминающие железнодорожные шпалы; делается это для утолщения полового члена. И, наконец, «кукуруза»: это когда во всю длину члена вживляется по десятку и более «шарошек», и ствол напоминает кукурузный початок...
Есть у Губермана и несколько мелких неточностей. Впрочем, возможно, просто в разных зонах операции проводят по-разному, но без комментариев обойтись нельзя. Например, все мои собеседники-арестанты настаивали на том, что подобные косметологические фокусы проводятся не на столе (что совершенно дико, по их представлениям. И является серьёзным «косяком», то есть нарушением неписаных норм), а на деревянной лавке - «трамвае». Стучать по «пробою» (заточенной зубной щётке или ложке) следует не сильно, протыкая кожу насквозь, а наоборот, слегка, точно рассчитывая силу удара. Поэтому операцию предпочитают доверять опытным «сидельцам», за что им даже приплачивают. Наконец, несколько преувеличены уверения в «безопасности» подобного рода «половых экспериментов». Ну, тут уж мне свидетели не нужны: последствия сам наблюдал (одно радует: не на собственном опыте).

«Побочные эффекты»



Я уже рассказывал, что обычно «пациенты» доверяют проведение операции бывалым «херургам». Сами же только оттягивают кожицу у головки. Но - не всегда. Порою некоторые не желают тратиться на «специалиста», надеясь обойтись своими силами. В Богатяновском централе «чалился» некогда здоровенный детина по имени Миша (погоняла его я уж не упомню). Неведомо, чего ему вдруг приспичило пичкать свой отросток «фасолинами» (и без того балда у него болталась в невозбуждённом состоянии, как слоновий хобот - чуть ли не до колен доставала). Но стукнула моча в голову - и всё тут! И тут хохлячье Мишино скупердяйство сыграло с ним злую шутку.
- Тю, чего это я буду гроши платить! - отмахнулся амбал от предложений о небескорыстной помощи. - Делов-то: хлопнул ладошкой - и суй хвасолю!
Так он и сделал: положил дорогой сердцу прибор на лавку - и хлопнул... Ему казалось, что легко. Да не рассчитал. И рука к тому же, что ли, дёрнулась. В общем, «пробой» вошёл не в оттянутую кожу, а прямо в ствол у самой головки члена - как говорят зэки, в «каркалыгу»! Вы слыхали брачный крик марала? Так вот, представьте стадо оленей, ревущих во все свои глотки - это и будет жалкое подобие Мишиного воя. «Пупкари», ворвавшиеся в «хату» буквально через несколько секунд, наверное, подумали, что в камере арестанты всем кагалом насилуют возмущённого Кинг-Конга. Сеанс: здоровый бугай сидит на лавке, его «болт» прибит острой ложкой к доске, кровь, вопли, мат, хохот (блин, арестанты - народ весёлый, как у Некрасова - «мне в сугробе горе, а ребятам - смех»!). Надзиралы сперва решили было, что это пытку такую человеку устроили - или речь идёт о попытке мучительного смертоубийства. Потом уж, как разобрались, врача вызвали, Миню под белы грабарки утащили в тюремную больничку. Приполз назад минут через сорок. Это было что-то! Такого никто из «сидельцев» в жизни не видал - да и вряд ли уже увидит. Впереди Миши, свешиваясь ниже колен, гордо болтался громаднейший член! Как баобаб! То есть не то чтобы совсем уж член: нечто длинное и толстое, многократно обёрнутое ватой и перепоясанное бинтами, как грудь революционного матроса - пулемётными лентами. Член перевешивал Мишу, а ходил обладатель этого чуда чудного, дива дивного враскорячку, словно такая же балда была засунута ему в задницу. В общем, после этого хохол-камикадзе весь свой срок был легендой арестантского мира. Самой безобидной шуткой считалось предложить Мише стать инициатором побега: он проламывает ударом члена стену, а в образовавшийся «кабур» (отверстие) рвёт когти вся зона!
Другой случай был с одним арестантом по фамилии Любибогов. Он надрезал себе крайнюю плоть и впрыснул туда тюбик вазелинового масла (а может, и больше тюбика, кто его знает). «Колечко» хотел сделать. Ну, и, видать, занёс внутрь какую-то гадость инфекционную. Началось нагноение, вздулась огромная опухоль... Короче, кое-как всё-таки удалось спасти мужика. Обошлось более-менее благополучно. Зато его товарищам по несчастью (дело было в ростовской МРБ-19 - межобластной больнице для осуждённых - году в 87-м) повезло меньше. Фамилий их не помню; знаю только, что одному пришлось ампутировать вот эту самую гордость, которую он хотел удлинить. А второй - умер от заражения крови. Так что не всё столь уж безоблачно в этом интимном деле.

Больно мне, больно...



Но вернёмся опять же к Губерману. Вот что он пишет о борьбе лагерной администрации с повальным увлечением «спутниками»:
«Только скоро, очень скоро... вступают в действие воспитатели зоны, лагерные врачи. Им предписано: спутники неукоснительно вырезать. Причём - в целях воспитания гуманного, неозлобляющего и разумного - вырезать не сразу при поступлении человека в лагерь, а только за час перед свиданием, когда приехала к нему жена и он пришёл на обязательный перед свиданием врачебный осмотр. Ладно ещё, если приехали отец или мать - а я видел, как огромный, баскетбольного роста, наглый и отважный блатной Генка плакал, как сопливый мальчишка, умолял врача не взрезать его, вынимая спутники, кидался от плаксивых жалоб к угрозе вскрыть себе вены - к нему приехала жена... Врач остался непреклонен. Генка отказался от свидания и сидел в изоляторе за то, что вскрыл себе вены. А его жена, в крик прорыдав часа два в доме свиданий, уехала обратно...».
Что же, возможно, бывало и такое. Я, правда, не знаю о подобных фактах, но зато хорошо знаю нравы «начальничков» тогдашних - да и нынешних. Но вот другой пример ради объективности приведу. Это на «двойке» было (колония строгого режима №2 в Ростове, на улице тоннельной). Фамилию главного героя тоже точно не вспомню - помню только. Что на «М» начиналась. Нет, не Мудаков. А жаль. Так вот, приехала к этому Му... то есть М. жена. На длительное свидание - «личняк» называется. А незадолго до этого арестант оборудовал своё орудие полового производства «шпалой» (см. выше). И вот не знаю: то ли нравы в Ростове более либеральные, то ли по какой другой причине, только никто этому М. эту «шпалу» из отростка его не выковырял. Бдительность, что ли, потеряли? Короче, уединились они с супругой в комнатке свиданий, то да сё, быстро в кровать... Только вдруг слышит дежурный дикий крик - и через несколько секунд в коридор выскакивает абсолютно голая женщина с глазами, вылезшими из орбит! «ПамАААААгиттття!!!» - орёт дурным голосом. То есть просит, значит, спасти её от мужа. А дело оказалось вот в чём. Изголодавшийся Му (хрен с ним, пусть так и будет) повалил супружницу в люлю - и давай её, говоря образно, пилить! Однако после первых же мгновений этой сладостной процедуры у женщины потемнело в глазах от дикой боли, началось внутреннее кровотечение. Она давай отталкивать мужа, сбрасывать его с себя. А тот принял это за «любовную игру»: мол, потерпи, щщас вааще будет полный отпад! Баба - ни в какую, орёт. Бугай решил, что женщина «не понимает своего счастья», и продолжал «доставлять удовольствие» насильно... Еле спаслась «осчастливленная» партнёрша. Так дёрнула из зоны, что только её и видели. А что было потом с семьёй, не знаю, не ведаю. Бабы-то на Руси отходчивые...
И таких примеров немало. Оно и понятно: у каждой женщины эти самые органы природа создаёт по сугубо индивидуальному, значит, размеру, соображать же надо. Далеко не всякая получит удовольствие от всех этих «шарошек» да «чебурашек». Наоборот, куда чаще такие «примочки» приносят мучения, доставляют страшную боль. Так что нередко сами арестанты вырезают шарики да ролики из своих «приборов» - или обращаются за помощью к врачам. В общем, может, зря заливалась слезами жена Генки-блатного: кто знает, не пришлось бы ей вопить во всё горло - «ПааамААААгитття!!!!»...

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (14 голосов)



Все о жизни в тюрьме

Создание сайтов и онлайн-магазинов