ЗонаФимыЖиганца Личный сайт Александра Сидорова




Постой, паровоз, или Маньяк в лифчике

Маленький, но вредный

Побег из-под конвоя Анатолия Нагиева – это разговор особый. Кто он такой - Анатолий Гусейнович Нагиев, схлопотавший к двадцати трём годам «вышку» за зверское убийство четырёх человек? Родился в Дагестане, из бедной семьи, отец ингуш, мать - казашка. Ростом едва дотянул до 157 сантиметров и, как многие невысокие подростки, стремился компенсировать недостаток «вершков» качествами, которые придали бы ему авторитет в среде приятелей. Усиленно занимался спортом - атлетической гимнастикой, обладал недюжинной силой. С грехом пополам окончил школу, к 16 годам выучился на киномеханика. Но в 1975 году вольная жизнь неожиданно оборвалась. 17-летний Нагиев получил шесть лет лишения свободы по одной из самых позорных статей УК - 117-й (изнасилование) и «загремел» в Коми АССР. Эти зоны считаются особо суровыми, и идти туда со 117-й - опасно для здоровья и сексуальной невинности. Из «горячего мальчика» делают лагерную «девочку». И никакая физическая сила не помогла бы защититься от силы «зэковской справедливости». Не исключено, что то же самое случилось с Нагиевым и повредило его психику. Почти все маньяки когда-либо становились жертвами сексуальных надругательств.

Этим можно объяснить то, что Нагиев вышел на волю с маниакальной ненавистью к женскому полу. Вскоре его задерживают за зверское преступление. В поезде Харьков - Москва он изнасиловал, ограбил и убил сразу двух проводниц и двух пассажирок! От трупов избавился, сбросив их на ходу из вагона. Но «жадность фраера губит»: садист сдал в ломбард под собственным именем фамильную драгоценность одной из жертв. Остальное было делом техники сыскарей. Впрочем, те до сих пор считают, что Нагиев на самом деле совершил более сорока подобных преступлений. Но доказать удалось только «поездное». Парень не «раскололся». Зато охотно рассказывал историю о том, как готовил расправу... над Аллой Пугачёвой! Насколько история близка к реальности - кто знает... В приговоре Курского суда от 2 июля 1981 года про «охоту на Пугачёву» - ни слова. Но и без неё Нагиев был приговорён к расстрелу.


Анна Каренина,
Или Каштанка под паровозом


Мало кому хочется умирать в 23 года. Нагиев был точно не из таких. С первых же дней содержания в одиночной камере убийца поддерживал физическую форму, отжимаясь от пола, делая растяжки, оттачивая молниеносные удары. Со стороны надзирателей это не приветствуется. Особенно когда к спортивным достижениям готовятся «сидельцы», которым не сегодня - завтра «смажут лоб зелёнкой» (расстреляют).

-Ты что, рожа звериная, собрался от чертей на том свете отбиваться? - зло интересовались прапорщики. Нагиев только бешено вращал глазами и продолжал своё.

Обычно приговорённые к исключительной мере сидели смирно, писали помиловки и молились. Нагиев получил у дежурняков кличку «борзый». А в личном деле кавказца появилась запись: "Склонен к побегу и нападению на сотрудников администрации". С такой милой характеристикой маньяка повезли в «расстрельную» тюрьму. В «столыпине» смертники занимают одиночные камеры-купе, отделённые от коридора крепкой решёткой с ячейками 5х5. За Нагиевым конвой следил особо зорко: кавказских уголовников вообще не любят, а уж с такой «сопроводиловкой»... На станции Хотунок Новочеркасска «пассажиров» принимал встречный конвой местной следственной тюрьмы. Рядом со зданием вокзала расположен обменный пункт - вагончик, обложенный кирпичом. Здесь зэков распределяют по автозакам. Кто-то едет этапом в другой конец России, кто-то - на переследствие. А кто-то - в последний путь. К таким - отношение особое. К ним заходят минимум втроем, обязательно - начальник войскового караула и начальник тюремного. Защёлкивают наручники за спиной и отдельно от всех конвоируют к «спецворонку». Но «столыпин», прибывший поздней ночью 19 августа 1981 года, выбился из расписания. Оба начальника караула торопились завершить процедуру сдачи-приёма. Арестантов выгнали на перрон и посадили на корточки. Нагиева вывели последним. В камере вышла заминка с заменой наручников. У военного конвоя свои, прочные, без ключа не снимешь. У тюремщиков «браслеты» попроще, для использования внутри «колючки», опытный зэк гвоздиком откроет.

-Давай-давай, надевай металлолом! - торопил вэвэшник тюремщика. - Да что ты ему ласты крутишь, закоцай спереди, куда этот шибздик денется!

И начальник тюремного караула второпях пошёл на грубое нарушение инструкции: защёлкнул наручники спереди. Нагиева вытолкнули на перрон и усадили отдельно. И тут случилось непредвиденное.

Поезд стоял на средней ветке, от вокзала его отделяло несколько бездействующих путей, а по другую сторону вагонзака тянулись действующие колеи. За ними - поле, жилые дома, вдали - посёлок Донской, рядом - пойма реки Тузловка, мост… Полковник милиции Амир Сабитов (во время описываемых событий - заместитель начальника Управления уголовного розыска Ростовской области) в своих воспоминаниях дальнейшие события излагает так: «Вагонзак отогнали на запасной путь. По освободившейся ветке загромыхал, набирая скорость, товарняк. И тогда Нагиев, стремительно распрямившись, прыгнул под поезд… Конвоиры опешили. В промежутке между вагонами было видно, как беглец несётся к камышам». На самом деле это – байка. Сабитов не был очевидцем побега, и со временем история в памяти ветерана окуталась сказочно-романтическим ореолом. Всё было гораздо проще – хотя не менее дерзко. Вагонзак никуда не успели отогнать. Сидевший на корточках спиной к поезду Нагиев обострившимся слухом уловил, как по пути, который шёл за стоявшим составом, к Хотунку приближается издалека поезд. Грохот составов всё ближе… И тогда смертник, рассчитав, когда поезд подошёл совсем близко, ныряет под стоящий вагонзак, а затем перебегает путь прямо перед электровозом! И - в поле, за жилой массив. Только его и видели…


Цыганка с вилами, дорога дальняя


Дело взял под личный контроль министр внутренних дел Николай Щёлоков. Объявили тревогу, ввели в действие планы «Сирена» и «Баргузин». Прочёсывали рощи, лесополосы, посёлки, хутора… По электричкам дежурили опера в штатском, по области перекрыли речные вокзалы, автобусные станции, группы захвата рванули на Кавказ - всё без толку. Одна из розыскных собак сдохла от жары и переутомления. На второй месяц поползли слухи, что Нагиева видели в Турции. Но оказалось, до Туретчины Толик-маньяк не доплыл, а устроил лежбище неподалёку.

И опять обратимся к Сабитову. По его словам, утром 29 сентября дружинник из хутора Яновка сообщил, что местный житель указал ему схрон в стоге сена: посуда, провизия, самодельный календарь, начатый 19 августа - в день побега. Хуторяне несколько раз видели неподалёку то невысокого кавказца в рваном спортивном костюме, то подозрительную цыганку. А в селе кто-то стал срывать бельё с верёвок и лазать по погребам. Организовали облаву. И тут отличился командир взвода патрульно-постовой службы Новочеркасска лейтенант милиции Николай Ефременко. Когда его экипаж подъезжал к Яновке, один из селян указал им, что неподалёку прячется подозрительный парень. Ефременко обнаружил Нагиева в колючих кустах. Тот бросился бежать. Лейтенант настиг кавказца, тот вынул тесак и стал угрожать отважному Ефременко, вытащив из-за пояса обрез.Лейтенант метко поразил предплечье Нагиева тремя пулями. Но и после этого раненого маньяка удалось скрутить лишь впятером. Как пишет Сабиров: «С трудом оперативники заломили его руки за спину. Орущего, отчаянно извивающегося преступника втиснули в патрульную машину…».

Правда, другой ветеран, опер Иван Зацепин, излагает иную версию. По его словам, когда облава с собаками и вооружёнными людьми стала спускаться с горы в хутор, Яновка гуляла казачью свадьбу. Подвыпившие мужики спугнули клятую кривоногую цыганку, а уж милиция погнала Нагиева, пытавшегося таким хитрым способом «выйти из окружения», до свинарника на окраине, где и расстреляла в упор, увидев в руках «цыганки» обрез. Смертельно раненный преступник лежал без сознания, но с открытыми глазами – жуткими, вылезавшими из орбит…

Так лежал Нагиев без сознания или дрался с милицейским взводом? У оперативников новочеркасской тюрьмы и оперов ростовского управления исправительно-трудовых учреждений (сейчас – УИН), которые непосредственно брали маньяка, - своя правда.

-Брали Нагиева мы! – заявили мне тюремные оперативники. –Пришла информация, что в стогу прячется не то мужчина, не то женщина. Выехала группа захвата во главе с Николаем Винниковым, начальником по режиму и охране СТ-3. Накрыли этого урода недалеко от стога. Он был в женских лохмотьях. Выскочил сам, когда группа подошла вплотную. Какой обрез, откуда ему было взяться?! Зэк бросился на Винникова не то с вилами, не то с лопатой. Коля и засадил в него обойму ПМ. Думали, насмерть. Выжил…

Остаётся добавить, что на Нагиеве был женский лифчик.


Хочешь жить – кусай за палец!


Версия тюремщиков во многом совпадает с рассказом опера Ивана Зацепина, участвовавшего в задержании Нагиева. Зацепин тоже утверждает, что беглец был без сознания. А в очерке о побеге Нагиева журналист Андрей Бережной со слов очевидцев пишет: «В тюрьме над телом особо опасного рецидивиста трудился тюремный врач. Трудился с ленцой, ибо от всей души хорошего человека, повидавшего многое, желал этому телу скорейшей смерти. Достаточно сказать, что кровь из живота Нагиева врач вычерпывал обычным граненым стаканом». Трудно представить, что гранёным стаканом можно вычерпывать кровь из предплечья.

Впрочем, уже через неделю Нагиев стал подниматься. В нём было дикое желание выжить. Кавказец лелеял мысль о новом побеге: лишь бы времени хватило! Но времени не хватило. В ночь, когда его забирали из камеры «на исполнение», Нагиев умудрился напасть на контролёра - и откусил ему фалангу пальца! Надеялся, что зачтут как новое преступление, повезут на пересуд, а там – судьба подбросит шанс. Главное – его не упустить!

… Палец контролёру быстро перевязали.

-Грузите суку, - бросил офицер со злыми глазами. – «Воронок» ждёт.

Нагиев понял: это – финиш.

Похоронили маньяка в безымянной могиле - с биркой на ноге.

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.5 (6 голосов)



Все о жизни в тюрьме

Создание сайтов и онлайн-магазинов