ЗонаФимыЖиганца Личный сайт Александра Сидорова




Сказка о по-своему несчастных

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, освещающие процесс Буданова, обращают внимание на то, что потерпевшая сторона пытается превратить дело из уголовного в политическое. Это очевидно. Однако основная интрига вовсе не в истеричной политизации. Важнее другое. Выслушивая обе стороны судебных баталий, я сделал поразительный вывод: оказывается, виноватых здесь вообще нет! Как в песне Высоцкого: все по-своему несчастны - и Иван-Дурак, и Кощей, и змей с семью главами... Все - жертвы.
Как не посочувствовать чеченцам? Не только Кунгаевым, но даже тем, кто превращает процесс в шоу. Призывы к мировой общественности находят поддержку у населения Ичкерии не потому, что оно безумно симпатизирует Масхадову, Басаеву или идее независимости. Если бы федеральное правительство проявило себя способным наладить мирную жизнь, Страсбург бы отдыхал. Я разговаривал с жителями Танги-Чу - измученными, с потухшими взглядами... Народу сегодня абсолютно без разницы, кто им будет управлять. Хочется сытно кушать и тихо жить. Народ задолбан и обозлён. Все обиды нужно на кого-то выплеснуть. Русские для чеченского народа то же самое, что евреи - для русского.
Характерен эпизод с разрушением дома, который обстреляли танкисты по приказу начштаба Ивана Фёдорова. Хозяин, Абдукудиз Джаватханов, долго описывал, какое чудесное строение возводил десять лет: деревянный каркас, трижды обмазанный саманом! И это чудо зодчества федералы не просто разрушили, но якобы и растащили на стройматериалы. Это - представление чеченских селян о символах благополучия и о том, что саманные стены могут прельстить мародёров. Вот о каком уровне жизни мы говорим!
Но и Буданов претендует на роль жертвы. По-своему несчастный полковник прав, предлагая посадить рядом с ним на скамью подсудимых тех, кто послал войска в Чечню. Отсутствие чёткой стратегии, политика полумер, придание военным полицейских функций, свёртывание жёстких полномасштабных операций против партизан, связывание рук федералам и лицемерные заявления о «нормализации ситуации» разлагают армию и делают бойцов ходячими мишенями. Не говоря уже о никудышном вооружении и нищенском быте. Во время допроса 15-летнего Хаважи, брата погибшей девушки, ему задали вопрос: как он отличил, что в комнату вошли двое солдат и один офицер, если он не понимает знаков отличия? Хаважи ответил: «Офицеры ходят в хорошей форме, а солдаты - грязные, оборванные и часто просят поесть». Хороша картинка? В результате - ожесточение, пьянство, мародёрство...
ОДНАКО ВСЕ ЭТИ ДОВОДЫ по большому счёту лживы. Их цель - оправдать себя любыми путями, а не разобраться в ситуации. Никто не хочет слышать неприятную правду о себе. ОТСЮДА - ВСЕ ПРОБЛЕМЫ.
Чеченцы пытаются доказать, что убийство Эльзы Кунгаевой - типичный эпизод армейского беспредела и геноцида вайнахского народа. Однако на процессе мне так и не удалось услышать внятных доказательств этого. Да, война принесла немало бед и трагедий. В окрестностях Танги-Чу подорвались на растяжках федералов трое чеченских мальчиков. Ну и? А на растяжках, которые устанавливают чеченские мальчики, подрываются федералы. Вывод: пока будет продолжаться война, будут гибнуть люди. Пора кончать это грязное дело. А здесь не всё гладко. Командир разведроты 160-го полка Роман Багреев сообщил, что в Танги-Чу не раз находили бронежилеты, боеприпасы, мины, изымали у жителей мобильные телефоны «Моторола», которые используются снайперами для связи. Во время зачистки накануне убийства в одном из дворов были найдены распиленные корпуса мин. Из таких мин выплавляется тол, в него вставляется детонатор - и готово самодельное взрывное устройство.
Я далёк от того, чтобы считать всех селян боевиками. Жизнь сложнее. В ней переплетены родственные и тейповые связи, страх перед бандитами и многое другое. Но справедливо, по-моему, сказал председатель регионального отделения Независимого профсоюза военнослужащих РФ Сергей Клята: «Чечня в течение десяти лет была бандитским анклавом. И всё, что там делалось, делалось либо самими «мирными жителями», либо с их согласия, либо детьми, которых они воспитали, братьями, сестрами, отцами и так далее. Чеченцы получили ровно столько, сколько заслужили. И винить им некого, кроме себя». Вот когда каждый чеченец подпишется под этими словами, в Чечне наступит благоденствие. Не раньше. Если бы бандиты не находили поддержки у населения, мир наступил бы давно.
А что наши доблестные бойцы? Конечно, можно не верить одному из чеченцев, который рассказывал мне: «Горько смотреть, что сегодня делают военные в Чечне. Такое мародерство трудно припомнить. Солдаты и офицеры заставляют жителей скупать у них оружие, а потом «добровольно сдавать». Те, у кого нет денег, откупаются барашком». Но в свете более ярких фактов продажи нашими военными запасов оружия боевикам прямо со складов (информация о судебных процессах над кровавыми маклерами была в прессе) солдатские манипуляции - детская забава.
Многие федералы возвращаются домой из Чечни через Ростов. Тут можно увидеть живописные типы пьяных, грязных, разбитных и агрессивных дембелей. Глядишь и думаешь: если он здесь такой, какой же он с чеченцами? Как надо было упиться начальнику штаба полка, чтобы укусить за бровь командира разведроты Багреева, а потом засыпать его хлоркой в зиндане! Будни гвардейского подразделения, мягко говоря, не радуют. Офицеры бродят по части «в стельку». Не отстают и подчинённые. За несколько дней до убийства вспыхнула пьяная драка между солдатами срочной службы и контрактниками, в которой участвовали среди прочих бойцы из экипажа командирской машины - Артём Ли Ен Шоу и Александр Егоров. Дрались жестоко: Артём испачкал кровью кальсоны. Потом выкинул их в Ханкале, чтобы его не заподозрили в убийстве Эльзы Кунгаевой...
Многие оправдывают поступки военных коварством местного населения, которое днём мирное, а ночью стреляет в спину. Но разве не сами федералы плодят своих врагов? Разве малолетние братья и сёстры убитой Эльзы воспылают любовью к русским дядям? Я согласен с Абдуллой Хамзаевым, который, указывая на 10-летнюю сестру погибшей девушки Ларису, заявил: «Вы воспитываете будущих снайперш!» И неизвестно ещё, сколькими русскими трупами аукнется преступление Буданова. А дальше будет ещё сложнее. Подрастает поколение «чеченюгенда» - подростков, воспитанных в ненависти к России. В этих условиях особенно важен образ российского воина в глазах местного населения. Кто он: пьяный мародёр или человек, поддерживающий порядок? Каждый солдат давал присягу стойко переносить все тяготы воинской службы. Будьте добры, отцы-командиры, выполнять клятву и требовать того же от подчинённых. Чтобы потом не оправдываться, как один из военных: «Нас посылали в Чечню мочить бандитов в сортирах, а теперь жалуются, что от нас плохо пахнет!» Русские офицеры уже гордо именуют себя ассенизаторами. Для офицерства царской России это было немыслимо. В 1862 году общество закрыло двери светских салонов перед «кавказским» генералом Евдокимовым, жестоко наводившим порядок среди горцев. А уж полковник, убивший без суда женщину (каким бы чудовищем она ни была), не заслужил бы снисхождения ни при каких обстоятельствах! Это было немыслимо.
Пора понять: мы никогда не решим чеченскую проблему, если стороны будут представлять себя только жертвами, лгать друг другу и всему миру. Говоря о своих бедах, нуждах, проблемах, надо не забывать о своей вине, ответственности за то, что творится. И искать компромисса, выхода из реально сложившейся ситуации. Из РЕАЛЬНОЙ, а не из той, которую каждый рисует себе на потребу. Пока же и в Чечне, и на будановском процессе идёт борьба интересов. Общественности стремятся навязать более или менее правдоподобные мифы, выгодные одной из сторон. При таком подходе поиски истины напоминают выяснение отношений между пациентами дурдома.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.5 (2 голоса)
Tags:



Все о жизни в тюрьме

Создание сайтов и онлайн-магазинов