ЗонаФимыЖиганца Личный сайт Александра Сидорова




Июнь в ростове

Навалился июнь на асфальт потным телом

и прохожим в лицо задышал перегаром;

и о чём-то просил он, и чего-то хотел он,

и о ком-то рыдал он, и кого-то ругал он...

Это было в Ростове, сём граде небесном,

а может быть, поднебесном, а может быть, инфернальном;

это было в Ростове с одним неизвестным

(впрочем, точно известно, что он был ненормальным).

От жары засыхали цветочные клумбы,

и, в слезах уповая на влагу из тучи,

звонко шлёпались в обморок дети Лумумбы -

потому что не Африка, потому что покруче.

О ростовский июнь - инквизитор в экстазе,

воплощение мрачных мечтаний де Сада,

эта душная плоть сексуальных фантазий,

сладкий ужас и боль за пределом «Не надо!»,

этот запах акаций, густой и медовый -

в их цвету утопает городская больница,

этот запах любви над Большою Садовой -

запах пряного пота плывущей девицы,

эта ярость желаний, как жажда японца -

брюхо вскрыть, чтоб оттуда кишки вытекали!..

Да, так где я забыл своего незнакомца?

Где-то между седьмой и восьмою строка/ми.

Он стоит у стены и не сделал ни шагу:

боль в груди, а в глазах - разноцветные пятна...

Что ты, парень, забыл в нашем русском Чикаго,

что тебя привело сюда - мне непонятно?

Всё нутро тебе выжрет палящая похоть -

что ж ты мчался сюда, словно девка на блядки?

Нет, болезный, не акать тебе и не окать

во Владимире или в какой-нибудь Вятке.

Этот город, как сфинкс - та же тварь и скотина.

Ты ослеп и оглох не от зверского зноя:

злая баба оплывшею тушею львиной

придавила тебя, истекая слюною.

Так рванись из когтей, доползи до вокзала,

Глянь в окно напоследок с щенячьей тоскою...

Дёргай, брат! ты не первый, кого растерзала

эта сука над тридцать шестою строкою.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 голоса)
Tags:



Все о жизни в тюрьме

Создание сайтов и онлайн-магазинов